Грузинские рестораны: о личном

хачапури

Три ресторана грузинской кухни. Опыт создания шкалы от «Тбилиси» до «Генацвале».

Я про заповедное. Я про грузинскую кухню. Москва – варварская Византия, переваривающая в своем бурлящем ароматном чреве древние культуры, жиреющая на разложении аутентичных ценностей и невинная в разврате строгих устоев. И к ногам этой гордой блудницы положил гордый Кавказ свое докембрийское величие. И Москва взвоет от боли, если обиженный и замученный бездумной беспечностью, Кавказ ею пренебрежет.

Есть у нас традиция. Каждую пятницу мы с подругами ходим в грузинский ресторан. В какой-нибудь из. И пытаемся выйти сами без помощи официантов.

Первым был «ДжонДжоли» на Пятницкой. Почему Джон? Почему Джоли?[1] С таким именем по нему плачет ко всем суровый Кромвель, но пуританская вывеска скрывает за собой вполне ортодоксальные ценности – размах, лезгинку, хачапури. На две с половиной тысячи на двоих мы без опасения отведали пухлые и ароматные пхали,

пхали

хрестоматийную лепешку с сыром и по четыре хинкали, отчеканив все вином и всякими бусурманскими коктейлями. Закуска была очень, хачапури – как надо и хинкали – лучше не надо (хотя возможно). Все со смаком, где надо бульоном, где не надо – без остроты. Как будто чувствуя, что мы морально подкрепились алкоголем, в зале огненным вихрем пронеслось двое джигитов, отжегших лезгинкой в наших сердцах искреннее восхищение. Вышли мы из «ДжонДжоли» нескоро, передвигались неровно и тяжело. Желудок накатывал на глаза, а солнце было еще высоко.

Изнеженные и доверчивые, в следующую пятницу мы стали беспечны и в неосторожности своей приземлились в «Тбилиси», что в пролете от Страстного на Козицкий. Всем грузинским бабушкам стыдно. От позора можно было бы плакать до эпилепсии над этим нечто. Потому что пхали не удается испортить вообще никому, кроме уксуса и местных поваров. И напихать в него каких-то ниток тоже до этих умельцев никому не приходилось.

пхали в ресторане тбилиси

Хачапури, видимо, было куплено в «Ашане» заодно с пивом «Натахтари», которое здесь, как последний солдат в полку, стоя умирал за национальную грузинскую гордость. Смешно сказать, «Венеция» напротив смотрелась изыскано. Опыт сделал нашу команду старше на жизнь и грустнее на Пьеро. Сейчас не помню, где мы запивали горечь и преданное доверие.

Дальше мы шли в книжный, но хотелось хинкали. Случился «Генацвале». На Старом Арбате, обросший угол перемычки с Новым. «Генацвале» — полнейшая бутафория грузинского дворика. Всем старшим родственникам с дефицитом впечатлений рекомендуется. Интерьер пестрый, яркий и за каждым столиком можно спрятаться, как бы близко он не располагался к соседнему, ибо любой высосанный офисами москвич пропадет бледной тенью на фоне беззастенчивых декораций. Там розы юные цветут, карпы жирные плавают и официанты не менее упитанные под гитару поют. В нас влезло только три самых ароматнейших, наисочнейших, свежайших хинкали, запеленутых в самое нежное тесто, под самое освежающее «Боржоми».

хинкали

И мы еще вернемся. С родней, как и положено, чтобы побравировать перед своим кланом южным размахом и впиться всеми зубами в плодовитую кухню такой родной и недоступной Грузии.

[1] Да знаю я, знаю, что это кустарник!

Аня Брусника

генацвале

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA изображение

*Обязательно для заполнения